понедельник, 4 января 2016 г.

Улыбка Вольтера

В последние несколько лет люди в моей стране, Беларуси, и соседних странах все чаще проявляют нетерпимость. Я об этом уже достаточно написал. В принципе, ничего особенного в этом нет, научиться ценить свободу чужого мнения довольно трудно, проще делить мир на "наших" и "ненаших". Но интересно, что при этом за такой ненавистью нередко стоит банальная наивность: если ударить врага, он испугается и убежит. А то и станет хорошим. Мысль о том, что враг тоже может быть храбр, в головах обычно не задерживается. Во всяком случае -- не озвучивается. Я не особенно утрирую. Так мыслят многие гонители религиозных меньшинств и немало сторонников войны на Донбассе, желающие победы той или иной стороне в этом конфликте.

Так вот многим жителям бывшего СССР из тех, мимо кого прошли настоящие "горячие" войны в Афганистане, Чечне, Абхазии, и представляющим тот или иной конфликт, как борьбу сил добра с силами зла, не мешает ознакомиться с точкой зрения писателя Вольтера, высказанной несколько столетий назад. Привожу дословно обширную цитату. Особенно интересное выделяю подчеркиванием.

 -- Вы, конечно, горячо любите?..
     -- О да, -- отвечал он, -- я горячо люблю Кунигунду.
     -- Нет, -- сказал один из этих господ, -- мы вас  спрашиваем, горячо ли
вы любите болгарского короля?
     -- Вовсе его не люблю, -- сказал Кандид. -- Я же его никогда не видел.
     -- Как! Он -- милейший из королей, и за его здоровье необходимо выпить.
     -- С большим удовольствием, господа!
     И он выпил.
     -- Довольно, -- сказали ему, -- вот теперь вы опора, защита, заступник,
герой болгар. Ваша судьба решена и слава обеспечена.
     Тотчас ему  надели на ноги кандалы  и угнали  в полк. Там его заставили
поворачиваться   направо,   налево,   заряжать,   прицеливаться,   стрелять,
маршировать и дали ему тридцать палочных  ударов. На другой день он проделал
упражнения немного лучше  и получил всего двадцать ударов. На следующий день
ему дали только десять, и товарищи смотрели на него как на чудо.
     Кандид,  совершенно  ошеломленный,  не мог  взять  в толк,  как  это он
сделался  героем. В один прекрасный весенний  день  он вздумал прогуляться и
пошел  куда  глаза  глядят,   полагая,   что  пользоваться  ногами   в  свое
удовольствие  -- неотъемлемое  право людей,  так  же как и  животных.  Но не
прошел он  и  двух  миль,  как  четыре других героя, по шести  футов ростом,
настигли его,  связали  и  отвели  в  тюрьму.  Его спросили,  строго  следуя
судебной  процедуре, что  он  предпочитает: быть ли прогнанным  сквозь строй
тридцать шесть раз или получить сразу двенадцать свинцовых пуль в  лоб.  Как
он ни уверял, что его воля свободна и  что он не желает ни того ни  другого,
--  пришлось  сделать выбор.  Он  решился,  в  силу  божьего  дара,  который
называется свободой, пройти тридцать шесть  раз  сквозь строй; вытерпел  две
прогулки. Полк состоял из двух тысяч  солдат, что составило для  него четыре
тысячи палочных  ударов,  которые  от шеи до ног обнажили его мышцы и нервы.
Когда  хотели приступить  к  третьему прогону,  Кандид, обессилев, попросил,
чтобы уж лучше  ему раздробили голову;  он  добился этого снисхождения.  Ему
завязали  глаза,  его  поставили  на  колени.  В  это  время  мимо  проезжал
болгарский  король;  он спросил, в  чем вина осужденного на смерть; так  как
этот король был великий  гений, он понял из всего доложенного ему о Кандиде,
что это молодой  метафизик, несведущий  в делах света, и  даровал ему жизнь,
проявив  милосердие, которое будет прославляемо во всех газетах до скончания
века.  Искусный  костоправ   вылечил   Кандида  в  три   недели  смягчающими
средствами,  указанными Диоскоридом. У него уже стала нарастать новая кожа и
он уже мог ходить, когда болгарский король объявил войну королю аваров.



    ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Как спасся Кандид от болгар, и что вследствие этого произошло Что может быть прекраснее, подвижнее, великолепнее и слаженнее, чем две армии! Трубы, дудки, гобои, барабаны, пушки создавали музыку столь гармоничную, какой не бывает и в аду. Пушки уложили сначала около шести тысяч человек с каждой стороны; потом ружейная перестрелка избавила лучший из миров не то от девяти, не то от десяти тысяч бездельников, осквернявших его поверхность. Штык также был достаточной причиной смерти нескольких тысяч человек. Общее число достигало тридцати тысяч душ. Кандид, дрожа от страха, как истый философ, усердно прятался во время этой героической бойни. Наконец, когда оба короля приказали пропеть "Те Deum"* каждый в своем лагере, Кандид решил, что лучше ему уйти и рассуждать о следствиях и причинах в каком-нибудь другом месте. Наступая на валявшихся повсюду мертвых и умирающих, он добрался до соседней деревни; она была превращена в пепелище. Эту аварскую деревню болгары спалили согласно законам общественного права. Здесь искалеченные ударами старики смотрели, как умирают их израненные жены, прижимающие детей к окровавленным грудям; там девушки со вспоротыми животами, насытив естественные потребности нескольких героев, испускали последние вздохи; в другом месте полусожженные люди умоляли добить их. Мозги были разбрызганы по земле, усеянной отрубленными руками и ногами. "Те Deum"* Первые слова благодарственной молитвы "Тебя, Господи, славим..." (лат.). Кандид поскорее убежал в другую деревню; это была болгарская деревня, и герои-авары поступили с нею точно так же. Все время шагая среди корчащихся тел или пробираясь по развалинам, Кандид оставил наконец театр войны, сохранив немного провианта в своей сумке и непрестанно вспоминая Кунигунду.

Вольтер. Кандид или оптимизм. Источник: http://lib.ru/INOOLD/WOLTER/kandid.txt


Маленькое пояснение. Во времена Вольтера болгары не имели своего государства (они его получили только в конце 19 века), а авары как народ уже исчезли. Но в истории Средневековья оба этих народа имели свои государства. В частности существовало Болгарское царство. Авары или обры имели что-то вроде союза племен.

Вольтер жил на территории Священной Римской империи Германской нации -- союза множества княжеств и вольных городов с немецкоязычным населением, формально признававших власть общего императора, а фактически нередко воевавших друг с другом. Писал он "Кандида"  на немецком. И благоразумного описал реалию пост-феодальных междоусобиц как войну болгар с аварами.

Я как историк изучил множество войн 19-20 века. Почерк действий "героев" везде примерно одинаков. И Вольтер, по моему мнению, дал одно из лучших схематических описаний боевых действий между двумя враждующими армиями. Развитие техники и возникновение новых причин для войн и новых благородных целей ничего особенно не изменило со времен "Кандида". Пока меня никто в этом не переубедил.

См. также:
Воздух в гробу
Цана свабоды


1 комментарий:

  1. Маленькое уточнение. Мысль о том, что "Кандид" был изначально написан на немецком, я читал в одном критическом труде на англ.яз.
    В принципе, самого "Кандида" я читал и на рус., и на франц. (и я в курсе, что Вольтер писал почти все на франц.) В том же источнике говорилось, что в тот период Вольтер жил на территории одного из германских княжеств. Это я и имел в виду, когда говорил, что Вольтер жил не во Франции, а на тер. Св. Рим. империи.
    Мне известно, что есть и другие версии про то, кого представляли болгары и авары, в частности, что это была аллегория на одну из франко-германских войн. Но я, исходя из контекста всей повести (название замка, где воспитывался Кандид и пр.), склонен думать, что это была "внутригерманская" "разборка".

    ОтветитьУдалить