понедельник, 20 ноября 2017 г.

Когда ТВ лучше не верить...

С 2014 года я не смотрю телевизор, если не считать отдельных передач и фильмов, доступных в Интернете. В принципе, я ничего не имею против ТВ, как формы передачи информации, но качество содержания программ упало слишком низко за последние годы. И я не могу не видеть, как самые разные люди бездумно повторяют телевизионные стереотипы.

Я уже писал подробней, почему я не смотрю ТВ. Также я писал, какими методами манипуляции фактами пользуются среди прочих и медийные структуры. Поэтому накануне дня телевизионщика напишу только про некоторые стереотипы, насаждаемые современным телевидением. И сразу оговорюсь, речь не идет о "киношных" стереотипах вроде того, что машина, попавшая в аварию, непременно взорвется. Речь идет о новостных и образовательных программах, которые имеют больше отношения к моему блогу, чем художественные фильмы. Для начала пройдемся по некоторым реалиям 2010-х гг.

За последние годы журналистика, как справедливо, на мой взгляд, заметил В. Познер, стала журналистикой мнений. В принципе, и раньше журналист был связан редакционной политикой. Но сейчас очередной виток информационных войн усложняется тем, что люди склонны все меньше читать и предпочитают короткие яркие сообщения в любой "упаковке" (видео, текст). В итоге новостные и аналитические передачи все чаще скатываются в подобие шоу из серии "давай поскандалим". Поэтому значительная часть любого информационного контента на тему гражданской войны на Донбассе или событий в России и на Западе представляет собой не изложение фактов и их взвешенную оценку, а эмоциональный призыв согласиться с определенной политикой или утвердиться в согласии с ней.



Как правило и пророссийские, и условно прозападные каналы, как и любые каналы ТВ и медийные ресурсы в принципе, выдают в эфир примерно 10% новостей, которыми они обладают. Остальные 90% выбраковывают. Кроме того, материал прорабатывают, чтобы его подача не противоречила редакционной политике. Если политика редакции подразумевает осуждение любых антиправительственных акций, то любое мирное шествие с плакатами "долой правительство" будет привязано к устрашающим картинкам о погромах, заговорах и угрозе государству. Если же редакция выступает против действующей власти, то любого пьяного участника такой акции протеста, которого полицейские вывели под руки из колонны демонстрантов, по просьбе таковых, покажут как неоправданно жестокую реакцию власти на голос народного протеста. Ну, а теперь можно перейти к самим стереотипам.

Закон шариата. Не поленитесь загуглить, что это, и вы увидите, что это равзветвленная система законов, которая по-разному проявляется в разных странах исламской культуры. Зачастую, она мало отличается от правовых традиций Европы. Кроме того, в Ираке с 2003 г. студенты права изучают на первом курсе не только законы шариата, но и такие предметы, как "права человека" и "свобода и демократия". Таким образом, закон шариата далеко не всегда означает отрезание ушей и голов христианам или побивание камнями неверных жен.

Радикальный ислам. Не встречал в СМИ выражений "радикальный буддизм", "радикальный католицизм", "радикальное православие", но самые разные вооруженные группы (не будем называть их террористами, чтобы не становиться на чью-то сторону в политической борьбе) - Русская православная армия ДНР, Тигры Освобождения Тамил  Илама, Шин Фейн (радикальное крыло Ирландской республиканской армии) не имели и не имеют никакого отношения к исламу, и при этом являются не только политическими группами, но и религиозными. И к акциям ирландских католиков или протестантов обычно не применяют клеймо "радикальное христианство", в то время как вооруженные группы вроде ИГИЛ, Аль-Каиды или Хамас европейские ТВ дружно привязывают к религии их участников.

Мы окружены врагами. В действительности, каждая страна, которую демонизируют СМИ другой страны - это даже не плавильный котел, где сливаются воедино разные мнения, а салатная миска, где эти мнения и позиции просто перемешаны, но не образуют единого целого. Т.н. "либеральная Европа" - это десятки стран, объединенных единым экономическим пространством, но имеющих множество противоречий как между собой, так и внутри самих себя. Самые разные группы людей преследуют свои интересы и объединяются с другими группами для достижения своих целей по максимуму. Если этих целей достичь становится невозможно, объединения распадаются. Примером тому может быть выход Великобритании из ЕС. Поэтому представлять Европу, как одну большую вражескую армию, по меньшей мере наивно. То же самое в некоторой мере относится и к России, с той разницей, что можно говорить о разнообразии тех, кто поддерживает неограниченную власть Путина по разным причинам, и тем, кому на разных основаниях позволено публично высказывать свою неподдержку президента РФ. И снова это не дисциплинированная армия, готовая выполнить любой приказ, а большая салатница разнообразных мнений, только с меньшим разнообразием, чем на условном Западе.

Наша стабильность против их хаоса / Наша свобода против их несвободы. В действительности информационная война почти всегда подразумевает рассмотрение проблем противника под увеличительным стеклом и игнорирование внутренних проблем. В отношении свободы тоже не всегда все просто. В некоторых странах можно без проблем ругать правительство, но нельзя бесплатно собирать грибы в лесу, а в некоторых других наоборот. И кому-то сбор грибов дороже свободы слова.

Напоследок еще несколько бессодержательных выражений, которыми пользуются на ТВ, чтобы придать событию или факту нужную эмоциональную окраску.

Незаконные вооруженные бандформирования. Где найти законные и безоружные? Этот суповой набор из трех слов используют, чтобы маркировать тех партизан или повстанцев, которые воюют "не за наших".

Психологический экстремизм. Сегодня в России в экстремизме могут обвинить кого угодно, в том числе и тех, кто далек от разжигания ненависти или агрессии. И вот в таких спорных случаях говорят о таинственном психологическом экстремизме, когда несогласие с той или иной точкой зрения уже является угрозой миру в стране, обществе или семье.

Неполиткорректность. Это такое же растяжимое понятие как и "невежливость". Как и высосанный из пальца психологический экстремизм, этот термин не имеет четкого определения и представляет собой удобный ярлык, на мнение, которое не получается переспорить

В лексикон телезрителей входят и такие понятия как "иностранный агент" "нежелательная деятельность", которыми в России оправдывают борьбу со свободой слова. Но к кому и чему будут лепить эти ярлыки, покажет время.

Как не дать ТВ обмануть себя

Самый простой способ избежать пагубного влияния ТВ - не смотреть его. Если потратить время, выделенное на ТВ, на книги или спорт, то пользы будет гораздо больше.

Но, если избежать такого влияния невозможно, стоит помнить несколько моментов.

Когда мы имеем дело с человеком, который то и дело попадается на лжи. Мы ему не верим. В то же время не раз видел, как люди, соглашаются, что по ТВ часто врут, и в то же время безоговорочно верят тому, что оно им вещает... Поэтому лучше всего относиться к показанному на ТВ и к сообщения СМИ в принципе, как к тому, что вполне может быть неправдой. Иногда все, что можно достоверно узнать, это сам факт того, что определенное событие произошло, а все комментарии вокруг него - не более, чем отношение тех или иных людей к причинам и следствиям данного события.

Если у вас появляется ненависть к евреям, русским, украинцам, американцам, чиновникам, оппозиционерам, полицейским, которые ничего вам лично не сделали, значит вы стали жертвой пропаганды очернения этих групп людей. В таком случае стоит задуматься, какие объективные причины к ним так относиться есть у вас, если оставить в стороне ТВ-пропаганду? Чаще всего никаких. Среди этих групп есть хорошие и плохие люди, искренние и лицемерные. И, вероятно, никто из них ваш подъезд не обгадил.

Если какая-то информация подается с большим количеством эмоций, - почти всегда это пропаганда. Корреспонденту, который ведет репортаж, ведущему программы и даже гостю программы не дадут что-то сказать лишнее просто так. Все эмоции взвешены и продуманны. Даже в ладоши на ток-шоу хлопают по команде нужного человека актеры масовки (которые, кстати, в Беларуси зарабатывают на этом 5-10 долларов в час, изображая интерес, возмущение, одобрение и т.п.).

Если какая-то информация авторитетно утверждается по ТВ, как факт, но при этом никаких доказательств не приводится - это ложь.

Если вам хотелось бы узнать больше о каком-то событии, происшествии, нельзя полагаться только на информацию с телеэкрана. Если вы что-то узнали только из ТВ, значит вы почти ничего об этом не знаете. Таковы реалии эпохи журналистики мнений.

Наконец, важно помнить, что если поглощать какую-то информацию, не осмысливая ее с разных сторон, т.е не уделив размышлению время и силы, то идет умственная деградация. С одной стороны создается иллюзия обладанием знаниями, но от неосмысленной информации остаются только общие впечатления (зачастую эмоциональные), а умственные способности атрофируются как мышцы. За слова отвечаю. Сам видел заядлых телезрителей буквально разучившихся думать.

Работники ТВ не только выполняют указания своих редакций, поставляя низкокачественные новости, фильмы и ток-шоу, они и пытаются угодить своим зрителям, которые сами предпочитают деградацию развитию. Что выберете вы - решать вам.

пятница, 17 ноября 2017 г.

Пунктуальность переводчика


О пунктуальности написано немало, и это качество у переводчика проявляется примерно также, как и у других офисных работников или фрилансеров, работающих в удаленном режиме. Поэтому я не буду пытаться открыть Америку, а просто поделюсь своими наблюдениями.

Хорошо знать свою среднюю скорость письменного перевода и прикидывать ее на объем работы. Соответственно, лучше не брать объем, который никак не сделаешь в срок, даже если предлагают золотые горы. Напротив, лучше брать объем с небольшим запасом времени и сразу же начинать делать работу. В таком случае любой форс-мажор можно минимизировать. Это же касается выезда на устный перевод. Если выйти заранее, то риск ошибиться адресом или попасть в пробку не нанесет такого ущерба, как если выходить впритык.

Если брать заказ, требующий определенного времени выполнения, нужно учитывать не только само время выполнения + какое-то дополнительное на возможный форс-мажор, но и другие планы и обязанности переводчика. Это могут быть не только другие заказы. Все что угодно: поход к зубному, родительское собрание в школе и даже время на дорогу до стоматологии или школы (хотя бы пока не изобрели телепортатор).

Что касается того, когда лучше всего работать, сколько спать и т.п., то здесь все индивидуально. Но есть несколько моментов успеха. Здоровое питание, здоровый сон - это то, от чего можно отказаться, если хочешь прожить ярко, но недолго. И кофеин или холодный душ здесь только создадут иллюзию бодрости. Поэтому хорошо, когда подъем, питание и отбой происходят каждый день примерно в одно и то же время. Также при работе за компьютером нужно делать перерывы каждые несколько часов. С другой стороны, хорошо иногда себя чем-то побаловать, создать самому себе моменты радости, иначе это будет не распорядок дня, а тюрьма.

Чтобы избегать отвлечений, хорошо определять сколько времени может уходить на телевизор или социальные сети. Если последнее превращается в проблему, стоит отключать на время работы интернет в устройствах и не открывать соцсети в браузере компьютера, пока не закончил нужный объем работы. Иногда можно посмотреть или почитать что-то дополнительное по проблеме отвлечений (например, такое). А когда не хочется браться за работу, то начать бывает легче, если сначала просмотреть несколько страниц документа на перевод.

Конечно, есть и другие моменты, которые помогают переводчику быть пунктуальней. Ими можно поделиться в комментариях.

Иллюстрация представляет собой творческую обработку комикса Ханны Хиллам белорусским историком и дизайнером П.Ю. Булатым. Источник: https://www.facebook.com/groups/575303142506886/

понедельник, 6 ноября 2017 г.

Неспадзяванчык. Апавяданне


– Ізенька, ідзі да нас, мой харошы, – пяшчотна прамармытаў Макс.
– Хочаш цыгарэтку? – падхапіў яго сябрук Слава.
– Навошта тытунь, гэта ж шкодна для здароўя, – запярэчыў Макс, – лепш хай дакурыць мой венік.
Макс курыў нейкую самакрутку, ад якой ішоў густы белы дым. Зацягнуўшыся яшчэ раз, Макс прапанаваў:
– Ізя, паспрабуй, ён кашэрны.

Антон, яўрэйскі хлопец, якога хуліганы называлі Ізей, маўчаў і слухаў хэві-метал у навушніках. Слава і Макс ледзь стрымліваліся, каб не зарагатаць з яўрэя, і спрабавалі выклікаць яго на размову далей. Але Антон нічога не казаў. У туалеце вну, дзе курылі хуліганы і куды ён зайшоў па патрэбах, нікога больш не было.

– Ізенька, хочаш свежай парнушкі? – сказаў Макс і дастаў мабільны з кішэні.
– Ізя, а ты сёння такі млявы. Ты з жанчынамі забаўляўся ноччу ці сам сябе задавальняў? – падтрымліваў хвалю Слава.
– Давай мы запросім сюды фашыстаў? – прапанаваў Макс маўклівай ахвяры іх кпінаў. Яго сябрук не вытрымаў і нарэшце зарагатаў.

***
У гэты дзень Макс паехаў на работу да мамы і таты адразу, як пакінуў траўмапункт. У кабінет таты, выканаўчага дырэктара кампаніі, якой валодала яго маці, Макс патрапіў без папярэджання бо на рэсэпшэне нікога не было. Тата нават не здзівіўся прыходу сына, толькі падняў галаву ад папер, якія перабіраў на стале.

– Грошай не дам. – адразу кінуў ён Максу.
– У мяне праблемы... – пачаў сын.
– У мяне таксама, – абарваў яго бацька. – І ў нас усіх. Маму арыштавалі. Бізнес канфіскуюць на карысць дзяржавы, і, каб маме не прыйшлося адбыць 5-10 год, нам трэба выплаціць яшчэ 50 тысяч долараў.
– Каму?
– Дзяржаве. Чыноўнікі вырашылі, што раз у нас бізнес паспяховы, наша кампанія павінна быць дзяржаўнай. Трэба было валіць у Харватыю, калі магчымасць была...

Макс пэўна ўпершыню ў жыцці адчуў сваё адзіноцтва. Ён сеў на стул, хацеў закрыць твар рукамі, але зноў згадаў, што правая загіпсавана. Гэта заўважыў і тата.

– Хто цябе адлупцаваў? – запытаў тата такім тонам, як быццам пытаўся пра справы ва ўніверы.
– Аднагрупнік.
– За што?
– Мы стаялі ў туалеце... Я і Славік... Курылі... Заходзіць Антон... Мы па прыколу кажам: хочаш, паклічам сюды фашыстаў. А ён кінуўся на нас, як неадэкват. Збіў з ног. Мне руку зламаў. Славіку галаву разбіў. Крычаў, што яго прабабуля загінула ў мінскім гета. Хіба я ведаў? На выгляд дык лох, а валодае дзюдо і каратэ. Такі неспадзяванчык...

Бацька ўстаў з-за стала і падышоў да Макса. Дастаў пачак цыгарэт. Закурыў сам і даў Максу. Потым спакойна сказаў:

– Ты кажаш, гэта – неспадзяванчык? Калі ты з сябрукамі страляў качак на Сляпянскім вадасховішчы на першым курсе, а мы з мамай плацілі за цябе мянтам і мясцовым бабулям, якія заявілі... Памятаеш? А на другім курсе ты ціскаў дзяўчат, а я плаціў іх бацькам, каб ціха было... Гэта ты памятаеш? А колькі раз мы плацілі розным выкладчыкам у тваім універы, каб паставілі залік? А калі ты на чацвёртым курсе разбіў вітрыну ў рэстаране, святкуючы дзень нараджэння, хто за гэта плаціў?

Макс толькі маўчаў і нервова курыў.

Бацька працягнуў:

– Гэта ты ў нас неспадзяванчык. Я ажаніўся на тваёй маці толькі таму, што яна зацяжарыла ад мяне... Але гэта ўсё ў мінулым... Цяпер думаеш, што рабіць? Вучыся жыць сваім розумам і сам вырашаць свае праблемы. У нас з мамай таксама неспадзяванчык. Дарэчы, практыку табе прыйдзецца прайсці ў іншай арганізацыі, а не гэтай фірме і дыпломную сам пісаць будзеш.

***
Мама адсядзела толькі тры гады. Потым выйшла і энергічна пачала адбудоўваць свой бізнес з нуля. Кампанія, канфіскаваная на карысць дзяржавы, ужо развалілася. І трэба было яшчэ выплаціць палову вялізарнага штрафа, які быў накладзены падчас арышту за парушэнне заканадаўства пры вядзенні бізнеса.

Маме было не да Макса, як і раней. Тата ўжо паспеў развесціся з маці і ўехаць у сваю Харватыю. Пасля арміі Макс здолеў уладкавацца па спецыяльнасці эканамістам у пэўны дэпартамент. Жыццё пачалося наладжвацца. У дэпартаменце работы было не шмат. Галоўнае было адбыць працоўны дзень з 8 раніцы да 5 вечара. І Макс знаходзіў час вывучаць англійскую і JAVA праграмаванне ў рабочы час, каб у перспектыве знайсці больш хлебную работу.

Аднойчы цёмным лістападаўскім ранкам Макс пасля тыдня на непрацаздольным зайшоў у кабінет шэфа пакінуць дакументы на подпіс. Загадчык аддзела адсутнічаў, але на стале былі змены. Звычайна там былі два стосы дакументаў, тэлефон і два стосы газет, якія шэф любіў чытаць, калі не быў асабліва заняты. Але цяпер на рабочым стале стаяў стацыянарны камп'ютар, усе паперы былі складзены ў адзін стос, а газет не было зусім.

– Мабыць, Міхалыч вырашыў-такі засвоіць камп'ютар, – прамільгнула думка ў галаве Макса і, пакінуўшы свае дакументы на стале, ён выйшаў і пайшоў на сваё месца. Праз пару гадзін да яго падыйшла сакратарка шэфа і папрасіла зайсці да яго.

Калі Макс зайшоў у кабінет загадчыка аддзела, яго чакаў яшчэ адзін неспадзяванчык. На месцы шэфа сядзеў Антон і з захапленнем гуляў у «танчыкі» на новым камп'ютары.

– Антон? – запытаўся Макс.
– Макс? – запытаўся ў адказ Антон, не адрываючы позірку ад экрана.
– Не чакаў цябе тут сустрэць. – сказаў Макс крыху разублена і працягнуў – Рады цябе бачыць.
– Гэта не ўзаемна, Макс, – суха адказаў Антон, – пішы заяву аб звальненні па ўласным жаданні.
– Слухай, Антон, я разумею, што мы са Славікам былі яшчэ тыя казлы ва ўніверы, але я быў малады і дурны. Давай забудзем мінулае?
– Макс, я не выскародны рыцар. Ты надта доўга кпіў з мяне, каб я цярпеў тваю прысутнасць у аддзеле, дзе я цяпер загадчык. Калі не хочаш, каб я зрабіў тваё жыццё пеклам, валі адсюль сам. Пішы заяву і валі.

Макса апанавалі розныя пачуцці. Хацелася адначасова плакаць, лаяцца матам, кінуцца на Антона з кулакамі. Але розум падказваў, што Антон здолее выжыць ворага з калектыву. Таму Макс моўчкі ўзяў паперу, напісаў заяву, кінуў Антону і атрымаў абхадны. Праз гадзіну ён ужо выйшаў з будынку дэпартамента і пайшоў уздоўж вуліцы пад дажджом і моцным халодным ветрам. Не хацелася разгарнуць парасон. Нават не хацелася жыць. Але Макс не пайшоў кідацца ў Свіслач. Ён пайшоў у бліжэйшы бар...

Малюнак узяты з сайта esspressoenglish.net у ілюстратыўных мэтах
Цыкл апавяданняў "Гэта Беларусь, хлопча!" ў PDF