пятница, 21 августа 2015 г.

Суворов и Антисуворов

За последние несколько лет мне довелось прочитать почти все исторические исследования В. Б. Резуна, пишущего под псевдонимом Виктор Суворов, а также несколько статей и одну книгу из движения его оппонентов, условно названного Антисуворов. Не занимая ничью сторону в политических вопросах разногласий сторон, я хотел прокомментировать ключевые моменты полемики как историк-объективист. Думаю, уместно уделить внимание этому вопросу в связи с приближением очередных исторических дат: 1 сентября 1939 г. началась Вторая мировая война, а 2 сентября 1945 г. она закончилась.

Что может и чего не может публицист

Классический ученый имеет несколько ограниченный кругозор, поскольку он копает вглубь. Например, изучает историю той же Второй мировой и только ее. Его знания по данной теме обширны, а по другим, например по средневековой Европе, более поверхностны. Стиль научного изложения -- на любителя: терминология обычно точнее отражает суть вопроса, но "грузит" голову тех, кто ею не владеет свободно.

Публицист касается всего понемногу, но ярче и живей. Как правило, в его работах больше внутренних противоречий, но язык ближе к народному. Обычно публицистика пользуется большей популярностью, чем строго научные работы, а ее автор в глазах непосвященного обывателя выглядит большим эрудитом. Отчасти это объясняет популярность учения Новой хронологии, конспирологических теорий. Это же объясняет шатания из стороны в сторону еще одного талантливого публициста А. Бушкова, со многими исследованиями которого мне тоже довелось ознакомиться. Публициста в некотором смысле можно сравнить с преподавателем: он просто и убедительно доказывает, то что не всегда знает на "отлично". (Для "лирики": мне в свое время доставляли эстетическое удовольствие споры с преподавателями-эволюционистами, которые пытались доказать теорию эволюции как факт, имея весьма смутные представления о ее подводных камнях).

В. Суворов, наверное относится к тем редким людям, которым удается оставаться и учеными, и публицистами. Он изучает и цитирует множество документов и обладает феноменальной памятью, а также много работает и достаточно самокритичен. Все это обычно и помогает публицисту развивать историческую науку. А развитие это происходит, когда ставятся под вопрос выводы видных мэтров от истории, и те (или их ученики) вынуждены защищать свои выводы или где-то их пересматривать. То, что Суворов сделал в отношении аксиом по Второй мировой войне, другие авторы делали в отношении таких неоднозначных вопросов как Бородинское сражение в Отечественной войне 1812 г., истории Западной Беларуси в составе Польши, Смутного времени в России. Даже самые "эксцентричные" выводы вроде учения Новой хронологии проверяют на прочность официальную историческую науку. В таком случае заключения, построенные на объективных знаниях, устоят, а надуманные выводы будут опровергнуты.

Достижения и недостатки сторон

Истина не всегда рождается в споре, но иногда спор содействует формированию более-менее объективной картины видения ситуации. Так и здесь достижения и недостатки обеих сторон помогают сделать некоторые общие выводы.

Суворов довольно тщательно и продуманно доказывает, что СССР готовился к войне в Европе. Приведенные им доводы о качестве военной техники, численности и перемещениях Красной армии я нахожу достаточными для обоснования его идеи, что СССР был готов к войне на чужой территории и имел шанс захватить всю Европу. Все опровержения его идеи превентивной войны, с которыми мне довелось ознакомиться сводились к спорным интерпретациям частных деталей. Например, тот же писатель Бушков считал, что бетонирование взлетных полос на новых аэродромах вблизи западных границ СССР свидетельствовало о готовности страны к оборонительной, а не наступательной войне. Но аэродромы можно использовать и после войны для самых разных целей, поэтому этот аргумент серьезным не назовешь.

Но идея "ледокола", т.е. теория о том, что Сталин помог Гитлеру прийти к власти, чтобы тот захватил Европу и был затем разгромлен СССР, пришедшим "на все готовое" мне видится более фантастичной. Противники Суворова здесь приводят более весомые аргументы, суть которых сводится к тому, что у истории есть много развилок (об этом у меня отдельная книга есть), и были ситуации, когда Гитлер мог не начать масштабные захваты или даже покончить с собой на несколько лет раньше.

Также противники Суворова активно используют еще одну слабую сторону его концепций. По каким-то причинам он почти ничего не говорит о "коварных действиях Запада". Исключение составляет его видение расчленения и захвата Чехословакии. Я далек от мысли, что кому-то в Западной Европе или США важно использовать идеи Суворова для каких-то своих целей. Там своих интересов хватает. Интерес к поднятым им вопросам там примерно такой, какой был бы в бывшем СССР к трудам малавийского эмигранта, который бы что-то опровергал или доказывал о правлении, целях и мотивах Камузы Банда и его окружения из партии "Национальный конгресс Малави". А в Малави это бы вызывало споры, ведь эпоха этого диктатора закончилась только в начале 90-х.

Но вернемся к вопросу. Оппоненты Суворова свободно используют доказательства многочисленных сговоров и торгов различных западных стран и США, хотя часто исключают СССР из числа торговавшихся. Однако, когда сравниваешь аргументы и факты обеих сторон, становится ясней такая картина: страны Европы и за ее пределами были настроены на очередной передел своих границ и сфер влияния. Идеология здесь играла мало роли, скорее была оправданием агрессивных настроений. Передел границ по результатам Первой мировой войны был далек от справедливости, и к тридцатым годам у стран и народов накопилось. Причем речь идет не только о торгах и договоренностях таких серьезных игроков, как Великобритания, Франция, США, СССР, Япония и Германия, но и стран среднего масштаба. Например много амбиций было у Польши, которая при разделе Чехословакии успела повоевать со Словакией за спорные земли. Румыния и Венгрия были на грани войны за Трансильванию (Гитлер их помирил). Расширение территории СССР за счет Финляндии, Румынии, Польши и стран Прибалтики было далеко не мирным. Италия в свое время видела в Германии врага и препятствовала первой попытке аншлюса Австрии. В странах, находившихся под влиянием Великобритании были сильны прогерманские настроения. А Испания под правлением Франко укрывала евреев, истребляемых Третьим рейхом, хотя идеологически была близка к системе взглядов итальянского фашизма и немецкого национал-социализма.

Виктор Суворов практически не упоминает о жестокостях и нарушениях прав человека, совершенных западными участниками антигитлеровской коалиции: например массовую внесудебную расправу членов Сопротивления с французскими коллаборационистами. Правда и его критики пока не особенно развили эту тему. Но, думаю, это вопрос времени.

Я всегда делаю скидку на несовершенство любого автора, поэтому придираться к определенным личным недостаткам Суворова, как историка, дальше не буду. А вот главный недостаток многих его оппонентов как раз таки отсутствие того, что в должной мере присутствует у него самого -- самокритичности. Зачастую цель опровержения его выводов не установить объективную картину прошлого, а защитить определенные ценности, привязанные к истории Второй мировой и Великой Отечественной. Поэтому споры с Суворовым о роли Жукова в истории часто сводятся к идее того, что Жуков был хороший, и его не за что ругать. И тут кроется одна серьезная проблема исторической науки.

Польза истории

Есть науки, от которых польза очевидна, например, биология, без которой невозможны медицина и сельское хозяйство. А есть науки, от которых почему-то ждут такой же практической пользы. Это искусствоведение и история.

Дело в том, что изучение произведений искусства и событий прошлого может приносить пользу, но не имеет это основной целью. А те, кто посвятил этому свою жизнь, зачастую желают извлекать пользу в виде признания и денежных знаков. И так рождаются, среди прочего, учебные предметы "литература" и "история" в разных вариациях. Но чтобы с помощью книги писателя, злоупотреблявшего алкоголем и занимавшегося блудом, воспитать нравственность, нужно что-то приукрашивать, умалчивать, приписывать -- одним словом, врать. То же самое происходит, когда хотят использовать историю в политической борьбе или патриотическом воспитании. А отрицание или передергивание фактов -- это главное слабое звено бизнесменов и патриотов от истории, это их "уязвимые места танка". Не могу не видеть, что политические взгляды В. Суворова тоже плохо сказываются на объективности его выводов, но у его оппонентов интеллектуальной честности все же меньше. Впрочем, мои выводы неокончательны, я всегда готов к исправлению своих взглядов в честной дискуссии.

Также:
"Прошу не считать меня патриотом" или "а может это любовь?"
История. Как не попасть на удочку информационного обмана
Два мира, две науки
Самацэнзура ў Беларусі

Комментариев нет:

Отправить комментарий