16.08.2020

Пиянзины. Часть 2. Из семейного архива моего деда

 Так сложилось, что пишу этот пост в день, когда в стране идут массовые мирные протесты рекордных масштабов. Казалось бы, логичнее было бы писать о текущих событиях, но я со своим непредсказуемым свободным временем (и таким же непредсказуемым интернетом) решил сегодня продолжить работу по публикации архива моего деда, которому я обещал. Тем более, что не знаю, как дальше будут обстоять дела и будет ли у меня возможность вообще что-то писать. Вот первая часть архива, в основном, сканы семейного альбома. А в этой я публикую еще некоторые документы. Поехали!

Еще немного из альбома



В россыпи (т.е. не вклеенный в альбом) находился снимок 1951 года, подаренный  на память солдатом моего деда. Надпись: "На память гвардии лейтенанту Пиянзину Дмитрию от гвардии рядового Смирнова Ан. Ал. Хотя и неважное фото, но все-таки личность похожа. Пусть останется мое фото у лучшего командира 19 II 51г."



Дед на прогулке с моей мамой, вероятно г. Стендаль (ГДР), 1954 год. Надпись: "родителям от сына и внучки из Германии. 1954 год. На прогулке с Людочкой."


Эта группа фотографий не была подписана в альбоме, но "чуйка" историка подсказала мне прогнать ее через скан. Как и в случае с рядовым Смирновым, кто-то может узнать своих и написать об этом в комментарии.
 

Дед смотрит с моей мамой телевизор. Вероятно, 1960-е гг.


Дед и бабушка в Крыму. Алушта. 1964 г.

Этот кадр исторической ценности не имеет, но все же. Здесь мой приемный отец получил диплом об окончании военно-политического училища и стоим слева направо: дед, папа, мама и я на площади Ленина (сейчас -- площади Независимости, на которой в эти минуты идет масштабный митинг недовольных властью). 7 июля 1984 г.

Нина Николаевна Пиянзина (Староверова) (1926-2003). Немногочисленные сведения и документы

Моя бабушка была не очень общительной в зрелом возрасте, и фотографироваться не любила. Все ее документы сохранились благодаря усилиям деда. Знаю, что она росла в Татарстане в многодетной семье, что в годы Великой Отечественной поехала учиться на фармацевта в Казань и жила там очень бедно. Каким образом и почему она вышла за моего деда из рассказов моих "стариков" установить не представляется возможным. Но ее трудовая книжка говорит о том, что профессии фармацевта она отдала с 1947 по 1982 г., и это в условиях многочисленных переездов по съемным квартирам с мужем-военным. (Свою квартиру в Минске Пиянзины получили только в 1969 г.).


Нина Николаевна, видимо слева (?) с подругой (?) в Казани как студента 1 курса медтехникума. Раз ей еще 17 лет и она в зимней одежде, то это должно быть декабрь 1944 года. Надпись: "На память всем родителям и сестрам, и братишкам из г. Казани ст(удент)ки 1 курса мед. техникума. 17 лет."

Свидетельство Н.Н. Староверовой об окончании Казанской фармацевтической школы в 1947 г. с присвоением звания "помощник провизора"

Страницы 2-3 трудовой книжки моей бабушки. Ее работа в Ново-Письмянке (Татарстан) 1947-50 гг


Страницы из профсойзного билета Н.Н. Староверовой за 1948-50 гг. Кстати, привет всем, кто думает, что профсоюзный сбор составлял копейки во все времена СССР и не было инфляции. В ту пору 100 сталинских рублей были не очень большими деньгами (см. сцену поимки Фокса в сериале "Место встречи изменить нельзя") и взнос 2-5 руб это было не очень много. Во всяком случае до хрущевской денежной реформы.

В следующей части - рабочие документы деда и некоторые сохранившиеся документы тети Светланы, его младшей дочери.

Избранное сообщение

2010-я. Агляд нестабільнай эпохі

 Цікава, што ў англамоўным свеце 1890-я замацаваліся пад назвай gay 90s (вясёлыя 90я), а на былой савецкай прасторы 1990я ўвайшлі ў гісторы...